Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Про мою бабушку, двоюродного деда из села Хета и его боевого товарища. Воспоминания о войне.

У бабушки Тамары Абшилава , в девичестве Хухия, было трое братьев, двое погибли под Керчью в 42 году, оставшийся Хута Хухия закончил свой боевой путь в Вене сорок пятого. Умер он в начале перестройки, и его похороны хорошо запомнились приходом пионеров, которые барабанили и дудели, отдав таким образом честь ветерану. На фоне мегрельских похорон даже для меня, без года первоклашки, выглядело все больно необычно, вообщем сюр. Дед был уважаем, два Ордена Славы, куча медалей, хотя всю молодость был еще тот сорви голова, о чем и будет мой небольшой пост, основанный на воспоминаниях бабушки, которая единственный раз со мною поделилась за некоторое время до смерти. Возможно по старости она что-то спутала, уверен, что есть преувеличения, выдумки и неточности, но тем не менее, как мне кажется, эта небольшая история заслуживает того что бы быть озвученной.

Бабушка осталась без матери за несколько лет до войны, семья была большой и жили они в нищете, обычный крестьяне, ничем не примечательные, вообщем почти как у всех тогда в СССР. Война обменяла братьев Тамары на беженцев из России и Украины,вечно голодными так и прожили практически до конца войны вместе. А кто-то задержался и до начала пятидесятых, по крайней мере бабушка говорила с теплотой об одном таком беженце, то ли Владимире, то ли Николае. Та война мало кого щадила, как я писал выше из троих двое погибло под Керчью, скорее всего в известной грузинской дивизии. А вот Хуте повезло, и как я понял какое-то везение преследовало его, если так можно сказать, всю войну. Попасть в мясорубку Сталинграда было той еще удачей, но то что случилось с Хутой можно так или иначе назвать удачей, а может и чудом. Забыл сказать, Хута был из обычной махры, на долю которой свалилось самое сложное что было тогда - заняли они дом, несколько этажей, судя по всему заняли только первый этаж и подвал, а дело было к вечеру, после боя уставший Хута уснул. И вот снится ему мама его, подходит так осторожно и резко кричит: "Хута проснись!", Хута и проснулся, как раз в тот момент немцы с верхних этажей побив то ли часовых, то ли еще что, вообщем кучей оказались не там где надо. Рядовой Хухия располагался у подвала, и в момент атаки немцев рядом с Хутой оказался офицер, то ли капитан, то ли майор, то ли он им потом стал майором или капитаном, вообщем факт - дед его за охапку, а дед здоровым был, огого, и нырнул в подвал. По словам деда из их группы остался в живых он один и тот офицер. Воевали они с друг другом дальше я не помню, а спросить не у кого. Как я говорил выше дед дошел до Вены, был дважды ранен, но война для него не окончилась в Вене - дом его встретил тотальной нищетой, и голодом. Семья большая, жрать нечего, и решился он на очень нехороший поступок - украл в соседнем селе корову, вор из него еще тот вышел, сразу же поймали. Был суд, были письма на адрес Сталина, со словами раскаяния на фоне имевшихся наград, был кстати и ответ, что-то по типу за боевые заслуги спасибо, а вот за воровство придется отвечать. Попал Хута куда-то на юг, вроде Украины, то ли лагерь, то ли еще что-то, и на первом построении называют его имя - "Хухия, два шага вперед!". И надо же такому случится, в начальниках лагеря тот самый офицер, которого Хута спас в Сталинграде. Как вы поняли, отсидел Хута без особых проблем, а после остался - его устроили на хорошую работу. Чудо кончилось гибелью того офицера в автомобильной катастрофе, а без такого влиятельного покровителя Хуте ничего не оставалось как возвращаться домой. Но приехал он очень хорошим, как говорила бабушка, обутым и одетым, красиииивыыый такой, жена офицера и денег дала в дорогу, и не мало. Хута женился, и прожил до конца жизни в том самом доме, откуда ушел на войну вместе с не вернувшимися братьями, где жили русские и украинцы, убежавшие от оккупации беженцы. Я был там, сфотографировал тот дом, его медали и ордена, которые частью были утеряны в лихие девяностые, был там в начале лета 2008 года, совсем незадолго до того события, после которого появились новые ветераны, не вернувшиеся братья, мужья, отцы и сыновья.